МИНОРИ НАГАИ и РЮХЕЙ УЕМОТО (ЯПОНИЯ)

Минори познакомилась с КИ, когда училась на факультете танца в Великобритании в университете Middlesex. После возвращения в Японию она участвовала в фестивале КИ в Токио C.I.N.N. в 2007 и в 2008 стала одним из организаторов этого ежегодного фестиваля.

Рюхей узнал КИ, когда обучался танцу контемпорари в Японии. В 2004 Рюхей основал экспериментальный перформанс-проект AAPA, и в 2007 Минори присоединилась к проекту как танцор.

Для нас КИ – это хорошая практика чувствующего слушания тела через физическое проживание движения без оценивания, что правильно, а что нет.

В 2013 мы открыли студию танца в Токио “Hinodecho Danchi Studio”, пространство, где любой человек может углубить свое знание о теле и о танце, не зависимо от уровня подготовки. Мы ведем регулярные классы по импровизации и воркшопы по КИ, а также организуем разные мастер-классы, например, по боевым искусствам, работе с масками и жонгляжу. Мы преподавали на фестивале “Asia Pacific Impro! 2” в 2015 в Малайзии и КИ фестивале в Китае в 2018.

Ссылки:

Hinodecho Danchi Studio http://minori.aapa.jp/
AAPA http://aapa.jp
AAPA Facebook https://www.facebook.com/AAPA.jp/
C.I.N.N. http://contactimprov-nn.com/


ЛУКА КАРКО ПАСЕЛЛО (АРГЕНТИНА)

Будучи биологом, я начал исследовать движение в 1998. Работал с театром CabraCru Physical Theatre (www.cabracru.com), вел воркшопы и участвовал в перформансах в Аргентине, Чили, Боливии, Бразилии, Перу, Уругвае, Кубе, Италии, Испании и Финляндии. Работал с физическими театрами в Италии и Аргентине: Levelibular , Impacto teatral, Lunaif. Был ассистентом хореографа в проекте “Metal Liquido”, танцевальный фильм, режиссер Dinah Schonaut.

Я практикую контактную импровизацию с 2006, учился у разных прекрасных мастеров. В 2008-м я познакомился с театром Буто, в 2000-м с капоэйрой. Капоэйра, КИ и Буто — мои основные техники в танце. С 2005-го года я изучаю биомеханику и недавно начал изучать театральную антропологию. В 2010 я отправился в путешествие в мир театра кукол и масок. В последние годы я исследую движение само по себе, механику движения человека и животных. Я исследую возможности, которые открывает контактная импровизация для творческого процесса, для перформанса, в сочетании с другими языками, такими как Буто, физический театр, кукольный театр и работу с масками.


МАРИЯ ГРУДСКАЯ (РОССИЯ)

Больше 15ти лет практикует контактную импровизацию, танец и соматические практики. Около 10ти лет преподает КИ и соматическое движение, с 2016 года является дипломированным соматическим терапевтом института IBMT. Со-организатор программы IBMT в России (ibmt-russia.ru), Центра КИ в Москве и международных фестивалей КИ (contactimprovisation.ru). Преподает в России и по всему миру – в Европе, Израиле, Тайланде, Японии. Организатор Творческой Фермы «Небесные Бобры» (fermabobry.ru).
«В соматическом движении и контактной импровизации я нахожу источник энергии для жизни, для реализации проектов и для танца. Я живу частично в городе, частично на лесной ферме, и мой естественный интерес в том, как тело и сознание существует на природе в прямом взаимодействии с землей, водой, воздухом и другими элементами, как по разному живется в городе и на природе, как происходит восстановление и перезагрузка.»


АЛЕКСАНДРА БЕЗРОДНОВА (РОССИЯ)

Sasha BezrodnovaПо образованию я социальный психолог. С начала студенческих лет полюбила дайвинг — за то, что под водой можно находиться и зависать в любых положениях, резвиться, кувыркаться и смотреть на мир вверх ногами.

В контактной импровизации обнаружила, что то же самое возможно и на суше. Становиться мультиконечным существом, нырять в море открытий, открывать в себе мир и открывать себя миру. В последние годы КИ стала основным интересом и направлением развития в моей жизни.

Темы и фокусы в КИ, которые мне интересно исследовать сейчас:
— состояние «вне баланса», нахождение потока
— эволюционные паттерны и движения животных в контактном танце
— дыхание как база для всех уровней индивидуального, контактного танца и групповой импровизации
— КИ для родителей с детьми, КИ для детей с особыми потребностями
— контактный танец на траве, на песке, в воде, на камнях…..

Учителя, оказавшие наиболее сильное влияние на моё видение КИ:
Анджела Доний, Стив Баттс, Натанья Ден Боефт, Кей Джей Холмс и Арие Бурштейн.


АНАСТАСИЯ САЕВИЧ (РОССИЯ)

Танцую контактную импровизацию с 2007г. Встреча с КИ перевернула мою жизнь, я встретила своего мужа среди таких же танцующих. Сейчас у нас подрастают двое мальчишек, мы вместе танцуем:)
Провожу занятия, интенсивы по КИ, соматике, аутентичному движению. Развиваю свой подход Аутентичное наблюдение за детьми.

 

Anastasia SaevitchОрганизатор фестиваля на Ладоге, в Таиланде, в Санкт-Петербурге.
Получила сертификат программы IBMT, танце-двигательный терапевт.

 

 


ЯНА СУТИНА (РОССИЯ)

Ватсу-терапевт, фридайвер, преподаватель КИ в воде.
Я познакомилась с контактной импровизацией в 2007 году и поняла, что нашла то самое… Для меня это та практика, которая вдохновляет, расширяет границы и делает абсолютно счастливой. Сейчас, когда я танцую, меня больше всего интересует: как продолжать сохранять детское любопытство в процессе, чтобы танец был живым и случался здесь и сейчас.
Мне нравится идея, что танец — это медитация с наблюдением и концентрацией на разных фокусах, которые инициируют движение, и, управляя своим вниманием, я могу создавать уникальный удивительный танец.
Контактная импровизация всегда восхищала меня открытостью к другим практикам.

Кроме КИ, я танцую другие соушэл танцы, практикую тайский массаж и йогу. Мне любопытна водная стихия, отсюда увлечение фридайвингом, ватсу и агуахарой . А в танце в воде произошло объединение всех этих интересов.

Проводя массу времени под водой, всё больше интереса стало появляться к тому, как тело меняется под воздействием воды, что происходит с эмоциональным состоянием, как выстраивать структуры тела в воде и какие навыки тело от движения в воде получает.


МАРИО БЛАНКО МАРТИНЕС (ИСПАНИЯ-АРГЕНТИНА)

Mario BlankoЯ пришёл из Йоги, практиковал и преподавал её в течение некоторого времени, и поэтому привык к устойчивости и неподвижности, которые помогают распознавать разные состояния ума и тела. Позже, изучая Дзэн Шиацу, я понял, как мягкое прикосновение, рефлексивное слушание и внимательное наблюдение делают ум и тело проявленными.

Я пришёл в КИ в Аргентине, главным образом на базе Национального Института Искусств (IUNA) и Лаборатории Созерцательного Танца, регулярно танцуя и выступая. Мне очень повезло учиться КИ в месте, где фестивали, встречи и события происходят все время: Буэнос-Айрес, Росарио, Кордова, Бразилия, Уругвай, Чили. Я рассматриваю КИ как свободный и красивый способ войти в танец и движение, и конечно же КИ дало эти качества мне. Возможно, благодаря предыдущим усвоенным моделям, я также нахожу в КИ удивительный способ узнать о себе, о других, и в то же время открыть внимание к огромному миру вокруг.

Mario BlankoЯ не рассматриваю воду как элемент, отличный от мира, вместо этого я рассматриваю её как особенную стихию, в которой необходимо учиться всему заново. Я замечаю, что едва ли могу полагаться на свои обычные чувства для пространственной ориентации, так как они полностью изменены. С другой стороны, различные внутренние ощущения, кажется, становятся более сильными и более ясными, например, в диафрагме, во внутренних органах. И прикосновение, это такое экстраординарное событие в однородности воды.

Я полагаю, что Танец — удивительное средство для исследования этого водного измерения, и в то же время вода — удивительное место для исследования танца. В этом исследовании Воды/Танца/Чувства я взволнован уже от самой мысли о переполняющих меня возможностях.


КИРИЛЛ ПОПОВ (РОССИЯ)

Kirill PopovС детства мои отношения с водой не складывались. Я вырос в зоне полупустынь, где плавать было просто негде, плавать научился поздно, да и плаванием это можно было назвать условно, скорее держаться на воде.
Потом в жизни появилась контактная импровизация, за ней дайвинг, а за тем фридайвинг и КИ в воде, как квинтэссенция того и другого.
Фридайвинг в кратчайшие сроки увлек собой на столько, что стал основным направлением моей жизни и остается им уже который год. Отношения с водой стали не просто тесными, я не могу представить свою жизнь без моря.
Сначала я научился нырять. 20 метров, 30, 40, 50,… Уже после этого нормально плавать, и сейчас увлекаюсь длительными заплывами в открытой воде на несколько километров.

Kirill PopovЯ нахожусь в постоянном перемещении по странам и континентам в поисках новых захватывающих мест для фридайвинга. Погружения вдоль коралловых стенок; ныряние с грациозными мантами; плавание с китовыми акулами; глубоководные тренировки, когда видишь перед собой только бегущую веревку; динамическое и статическое апноэ,…
Фридайвинг очень разнообразен!
Нырять может каждый! И каждый может найти для себя наиболее интересные моменты в этом разнообразии.
Фридайвинг — это отдельный мир и мне хочется помогать другим людям приобщаться к этому миру.